+375 44 789 69 21

Заказать звонок

Оставьте заявку и мы свяжемся с вами

Новости

09.01.2017

Итоги 2016: рынок digital-рекламы не прекращает расти

Такое направление, как digital, прогрессирует и быстро изменяется. Строить прогнозы на следующий год и безоговорочно

01.09.2015

IV HR-Конгресс состоится 25 сентября

  Миссия проведения HR-Конгресса – демонстрация перспективных инструментов, развитие возможностей менеджеров по персоналу, благодаря которым

Для «традиционного» бизнесмена нет проблем разобраться в ИТ-бизнесе

Виктор Подгайский, соучредитель компании «Чистый берег» и бизнес-ангел «Бавин», рассказал «Компьютерным вестям» о том, почему он инвестирует в мобильные приложения, о белорусских стартаперах и о том, сложно ли «традиционному» бизнесмену переключиться на ИТ-сферу.
 
— Почему Вам, представителю традиционного бизнеса, стали интересны, как объект инвестиций, информационные технологии?
 
2013_03_15_podgaiski1— Я участвую в бизнесе с 1994 года. За это время через меня прошли 12 проектов, но я не был в них оперативным управляющим — я чаще исполняю роль некого куратора от группы учредителей, акционеров или инвесторов. В «Чистом береге», например, я являюсь председателем совета директоров.
 
Когда была создана ассоциация «Бавин», изменился мой подход к портфельным инвестициям. До этого все мои бизнесы были, если можно так сказать, материальными — либо торговля, либо производство… В первый год работы у всех были разные подходы к поиску стартапов. Кто-то хотел найти какие-то научные ноу-хау, кто-то искал полезные ископаемые… Я сначала просто смотрел. Все мои 12 проектов, которые я упоминал, были стартапами. Начинал я их, конечно, едва ли не в два раза больше. Поэтому я хорошо понимаю, что это такое — развить стартап.
 
Для меня переломным моментом стал проведенный в 2011-м году конкурс IT-Jump. Я сравнил уровень заявителей в ИТ-проектах и уровень заявителей, которых я наблюдал на протяжении почти целого года. В ИТ другие люди, они по-другому мыслят, и они намного впереди всех остальных, включая нас, бизнес-ангелов. Даже когда заявителю после IT-Jump говоришь: «я тебе позвоню», а он отвечает, что почти не пользуется телефоном, и ему будет удобнее, если я напишу на Фейсбук — это впечатляет. Ты понимаешь, что твой телефон — это уже прошлый век, да и сам ты тоже.
 
После встречи с несколькими командами-победителями я понял, что неплохо было бы в этом направлении двигаться и дальше. Конечно, без опыта в ИТ вряд ли можно зарабатывать деньги, но, по крайней мере, постоянно находиться в этих свежих идеях, в общении — это уже хорошо. Уже было четыре встречи, из которых одна имела продолжение. А в остальных трех случаях ребята сказали, что кроме денег им нужны еще и дополнительные компетенции — в продукте, в переговорах с издателями, в экспертизе идей и проектов… Многие команды практически не интересуют деньги в чистом виде, им нужно большее. А те, кому будет достаточно одних денег, обычно действуют по принципу «распилим бюджет — найдем следующего инвестора».
 
За 2012-й год в «Бавине» было семь презентационных сессий, на каждой из которых было по 5-6 проектов. То есть, всего 35-40 проектов. На сегодняшний день около 60% из них — это ИТ-проекты. Когда мы начинали, ИТ-проектов почти не было. То есть, этот рост мы наблюдаем всего лишь за год!
 
Я понял, что компетенции, которые нужны сегодня заявителям, так просто ниоткуда не возьмешь, их надо нарабатывать. И когда мы в «Бавине» начали дальше двигаться в этом направлении, у нас появились соответствующие люди в команде: человек, который может оценить проект; человек, у которого есть хорошие отношения с издателями; человек, который знает очень много студий по разработке мобильных приложений; наконец, человек, имеющий контакты в Силиконовой долине. И таким пулом мы можем дать заявителю то, что ему нужно.
 
— А какие проекты вы уже успели проинвестировать?
 
— На сегодняшний день, три проекта проинвестировано, и один проект в разработке. В разных проектах состав инвесторов абсолютно разный. Но у каждого проекта есть доступ к этим компетенциям, которые я назвал. Результат пока есть только по первому проекту, и результат вполне ожидаемый. При более интенсивном продвижении, думаю, он будет более хорошим. Ещё два проекта уже на финише, один ждем в январе, второй — в апреле. Проекты у нас занимают обычно от 6 до 10 месяцев, это обычно мобильные приложения, в том числе, мобильные игры.
 
— Вы инвестируете только в белорусские стартапы?
 
— Да, но инвестируем не только в минские команды — у нас есть, например, одна команда из Гомеля. Сегодня нет каких-либо территориальных границ и препятствий. Живых встреч почти нет, всё общение в режиме онлайн. Обычно это онлайн-конференции. А общение бывает достаточно плотным, потому что каждый проект включает в себя 5-7 этапов финансирования с промежуточной отчетностью. И в тех проектах, которые мы реализовали, нам удалось правильно администрировать каждый проект. Потому что, как правило, заявители говорят, «надо месяцев шесть… или восемь… или десять». То же с людьми, с деньгами. Эти вопросы как раз и должен решать администратор.
 
— Вы ориентируетесь на быструю прибыль или на долгосрочные результаты?
 
— На долгосрочные результаты. К примеру, из тех проектов, которые я упоминал, насчет двух у нас есть надежды, что они будут находиться на вершине рейтинга больше года.
 
Есть, конечно, группы разработчиков, которые выдают в месяц по готовому проекту. Они сделаны «на коленках», но у них интересные, смешные идеи. Вот они его закидывают на Google Play, он там месяц поживет и «сползет». Но им это не важно, у них уже в работе следующая идея. Но такой подход достаточно сложен с точки зрения коммерциализации.
 
Есть одна команда, с которой у нас есть инвестиционный проект без какого-либо совместного будущего для нас и этой команды. Поясню. Их подвел издатель, они вели переговоры, но ничего не достигли. Они пришли в «Бавин», получили финансирование. При этом студия работает над несколькими проектами параллельно. Закончив этот проект, они, как говорит руководитель студии, больше в инвесторах не нуждаются.
 
Бывает, команда говорит: «знаете, мы не хотим, чтобы мы были долго вместе, давайте мы обозначим какие-то результаты, договоримся, как вы можете выйти из проекта, и установим время, через которое вы выйдете на определенных условиях». Но обычно это люди, которые уже попытали счастья в России, но вернулись домой, не получив обещанного финансирования.
 
— Планируете ли вы открывать собственный бизнес в этой сфере?
 
— На сегодняшний день у меня нет задачи создать собственную компанию, туда набрать специалистов и сделать из этого стабильный, понятный, четкий бизнес. Почему? Потому что за год невозможно все эти компетенции почерпнуть, набрать, сделать. Возможно, через какое-то время, когда я пойму, что готов к этому, такая цель может возникнуть. Поэтому пока портфельные инвестиции.
 
— А почему именно мобильные разработки?
 
Давайте посмотрим, чем сегодня занимаются в белорусской ИТ-отрасли. Скажем, аутсорсинг… На сегодняшний день после таких больших компаний, как ЕПАМ, говорить, что хочешь создать новую аутсорсинговую компанию и прыгнуть в конкуренцию с ними — это странно, и даже смешно. Они были первыми, у них громадный опыт, очень сильные службы по набору персонала. И сегодня поднимать весь этот огромный пласт, чтобы с ними конкурировать? Можно попробовать демпинговать, но тогда у тебя будут плохие люди, плохой продукт — и концовка такого бизнеса понятна. Здесь с плохим продуктом умереть можно очень и очень быстро. Но это одна сторона медали. Другая — это то, что этот бизнес похож на все те, которыми я занимался всё это время. Это бизнес по получению заказов и по работе с людьми. То есть, ты набираешь программистов, их мотивируешь на результат, ведешь переговоры с заказчиком — и всё. То есть, какого-то творчества я здесь не вижу, это такая жесткая, серьезная работа. А жесткой и серьезной работы мне хватает и в основной деятельности.
 
Деньги первыми здесь не стоят. Потерять, во всяком случае, пока что, придется больше, чем заработать. Здесь больше нового, интересного, когда ты смотришь на вещь и видишь её такой-то. А другие смотрят на неё, и говорят: будет интересно «поженить» её с другой вещью. И ты начинаешь крутить эту идею, получаешь какие-то результаты. А потом под это нужно рожать бренд, строить структуру, и это уже такой творческий процесс, который, в принципе, достаточно интересен.
 
— Приложения, в которые вы инвестируете, ориентированы на внешний рынок?
 
— Все приложения абсолютно работоспособны на всех рынках — эти приложения будут лежать в AppStore, Google Play, и в любой момент каждый сможет ими воспользоваться, хоть в Америке, хоть в Китае, хоть в Беларуси. Были заявки конкретно под постсоветские страны. Таких заявок было много. Как правило, это прикладные мобильные приложения конкретно для чего-то. К примеру, было приложение, которое помогает решать математические задачи — для русских школьников старшего возраста, на русском. Вот такого, в принципе, разного рода много.
 
Есть большой пласт браузерных игр — больших игр под ПК, в которые невозможно играть со смартфонов или планшетов. Там уже другие деньги, и в них, как раз-таки, больше привязанных к местности игровых моментов. К примеру, какие-то исторические привязки к городам, датам… Их уже делают люди постарше, которым 25-30, а абсолютная молодежь, которой 18-20, считает, что это уже пройденный этап. Она уже ни во что, кроме мобильных приложений, не верит.
 
— Работаете ли Вы со стартаперами как-то, кроме как через «Бавин»?
 
— Практически нет. Когда появляется предложение поучаствовать в каком-то стартапе, я предлагаю его автору пойти в «Бавин». Почему? Потому что там будут, как минимум, пятнадцать таких человек, как я, значит, и в пятнадцать раз выше шансы получить инвестиции. Во-вторых, он не теряет времени на встречу с каждым по очереди. Можно заявить, что вы хотите получить партнера, а не портфельные инвестиции. Ну и, в конце концов, когда ты еще не совсем в чем-то разбираешься, лучше использовать «коллективный разум». Я так и делаю.
 
— Трудно ли представителю традиционного бизнеса переключиться на ИТ?
 
— Не знаю, как другим, у меня всё-таки первое образование радиотехническое. Но мне сложно разобраться только в некоторых технических аспектах сферы ИТ. Всё, что касается организации деятельности команды, продвижения продукта, переговоров с издателями и поставщиками услуг — все эти компетенции идут с нашей стороны. В традиционном бизнесе всё, в принципе, то же самое. Если ты управленец, то ты должен знать продукт, но твои основные компетенции — организация и управление. Эксперт, который оценит продукт, должен быть в команде, потому что если не будет ценности в продукте, то никакая организация и управление не позволят достичь успеха. Но такой эксперт может быть и внешним. То есть, любой человек из «материального» бизнеса, как мне кажется, вполне может справляться с ИТ-бизнесом. Я знаю лично троих человек, которые являются действующими директорами крупных белорусских ИТ-компаний, не имея при этом технического образования. Они экономисты, и при этом они очень успешны. Здесь главное, чтобы было желание разбираться в этом во всём — и в рынке, и в продукте.
 
— Какие распространенные ошибки допускают приходящие к вам заявители?
 
— Часто заявители считают, что идея бесценна, он чуть ли не поймал золотую рыбку. Когда заходит речь о продвижении, о коммерциализации, они говорят, что это должно произойти само собой, и поэтому это не важно. А на самом деле, это огромный кусок работы. То есть, главные проблемы — недооценка масштабов работы и сырость идей.
 

За интервью благодарим новостной портал kv_logo_2008


Связаться с нами

По вопросам проектов и сотрудничества

+375 44 789-69-21

project@bavin.by

Баклинов Андрей

Задайте вопрос